Премия Рунета-2020
Беларусь
+3°
Boom metrics
Звезды27 января 2024 21:01

Пел «Клен» с белорусским акцентом, дружил с Мулявиным, лечился от рака в Минске. Драмы жизни и удары судьбы Сергея Дроздова, легендарного голоса ВИА «Синяя птица»

Исполнитель «Клена» Сергей Дроздов из «Синей птицы» принял тяжелые удары судьбы
Семен КРЫЛЫШКО
В 69-й день рождения Сергея Дроздова 28 января «Комсомолка» собрала факты о солисте "Синей птицы" Сергее Дроздове, связывающие его с Беларусью. Фото: кадр из фильма, Николай КРИВИЧ

В 69-й день рождения Сергея Дроздова 28 января «Комсомолка» собрала факты о солисте "Синей птицы" Сергее Дроздове, связывающие его с Беларусью. Фото: кадр из фильма, Николай КРИВИЧ

Сергей Дроздов, «Синяя птица»... Эти два имени, солиста с запоминающимся голосом и популярнейшего советского вокально-инструментального ансамбля, постоянно упоминаются вместе. Ведь именно голос Дроздова стал визитной карточкой ВИА «Синяя птица». «Клен» и «Ты мне не снишься», «Белый теплоход» и «Я иду тебе на встречу», «Мамина пластинка» и «От крутого бережка», «Горько» и «Так вот какая ты» - и это лишь часть песен «Синей птицы», которые пело все поколение второй половины 1970-х – начала 1980-х. И, по подсчетам самого Дроздова, он спел 49 композиций из репертуара ансамбля.

- «Синюю птицу» я помню с 1973 года, когда она и не была еще «Синей птицей». От скромности я не умру: я почти все и спел в «Синей птице», где-то 80%, - признавался артист на телеканале «СОВА».

Но вполне уместен и такой логический ряд: Сергей Дроздов, «Синяя птица», Беларусь. Поскольку как личная биография знаменитого певца, так и история ансамбля берут свое начало в белорусском Гомеле. Дроздов считал, что пел «Клен» с белорусским акцентом, вспоминал, как дружил с Владимиром Мулявиным, а еще артист лечился от погубившего его рака в Минске…

В 69-й день рождения Сергея Дроздова 28 января 2024-го «Комсомолка» собрала факты о музыканте, связывающие его с Беларусью.

Учился петь у бабушки в деревне под Гомелем

Будущий голос «Синей Птицы» появился на свет 28 января 1955 года в семье отца-заводчанина и матери, работавшей поваром в детском саду.

- Я родился в деревне Мильча под Гомелем, из тех мест и вся моя родня. Мои родители - простые рабочие люди, - делился Дроздов, добавляя: - В паспорте я всегда был записан белорусом, пока эту графу не отменили.

Артист также вспоминал в беседе с тульской «Комсомолкой» такой факт:

- Мой дед был на войне, еще тогда служил в НКВД, ловил лесных карателей. Литва, где-то там.

Бабушка Сергея научіла его петь. Фото: кадр видео tv-tambov.ru

Бабушка Сергея научіла его петь. Фото: кадр видео tv-tambov.ru

Дроздов учился петь с пяти лет благодаря бабушке в деревне, под Гомелем.

- Что делать вечером в деревне? Щелкают семечки и поют. В основном пели для себя. Глубокие белорусские корни, Белая Русь, - делился воспоминаниями Сергей Дроздов, они опубликованы на фан-сайте «Песняров».

- Бабушка ему говорила: «Внучек, пойдем с тобой в огород. Поможешь мне огурцы собрать». Или еще что-то. Они выходили в огород, и она начинала петь. А он ей подпевал, - говорила в эфире тамбовского ТВ вдова артиста Ирина Дроздова.

Называл Дроздов и репертуар таких «спевок», которые порой вспоминал и сам вне сцены:

- Полесские песни моей бабушки: «За туманам», «Зялёная вішня».

Семь лет учился играть на балалайке

- Меня никто не отправлял учиться на чем-то играть. Просто лет в 6 или 7 я гулял под окнами музыкальной школы. Эти звуки меня так увлекли, что я сам попросил меня туда отвести. Тогда было модно заниматься по классу баяна, но все места были заняты, и я выбрал балалайку, - рассказывал Сергей Александрович. И добавлял: «Так же, как Владимир Георгиевич Мулявин».

Музыкант отдал обучению этому мастерству добрых семь лет, был «нотником», лауреатом республиканских конкурсов. А постепенно Сергей перешел с балалайки на гитару: «Струнные инструменты дают очень многое, в плане той же гитары».

Будущий солист ВИА "Синяя птица" Сергей Дроздов. Фото: кадр видео tv-tambov.ru

Будущий солист ВИА "Синяя птица" Сергей Дроздов. Фото: кадр видео tv-tambov.ru

- Были записи, «Битлз». Все по слуху. Это не так, как Джордж Харрисон ездил с Полом Маккартни на конец Ливерпуля, [где] кто-то знал какой-то аккорд, - рассказывал Дроздов на «Ля Минор», как освоил новый инструмент. - Нет, это все было по слуху, потому что я закончил музыкальную школу.

Артист добавлял в свое, что вернуться к балалайке, освоенной в Беларуси, его никак не тянет: «Может быть, в старости буду играть как-то. А пока нет».

Сергей Дроздов с родителями. Фото: кадр видео tv-tambov.ru

Сергей Дроздов с родителями. Фото: кадр видео tv-tambov.ru

Учился слесарному делу у отца

После школы, где успехами Сергей не отличался (возможно, виной тому и проблемы с заиканием – по крайней мере, из-за этого его не призвали в Советскую Армию), 16-летний Сергей Дроздов пошел было работать на завод к отцу.

- Я слесарь-инструментальщик второго разряда, - говорил Дроздов телеканалу «Ля Минор» в программе «К нам приехал…». - И за два месяца я сдал на этот разряд. Но очень быстро ушел оттуда.

Мама видела Дроздова в галстуке и с портфелем, а не на танцах

Юноша поступил в гомельское музыкальное училище – нынешний Колледж искусств имени Нестора Соколовского. На пару курсов старше учились будущие «Сябры» - Анатолий Ярмоленко и Николай Сацура. Но отучился там Дроздов лишь два года.

- Ушел, потому что стал играть на танцах, петь Led Zepellin… Там свадьбы же были, «чирик» – это же были деньги! – вспоминал певец на канале «Ля Минор», а в программе «Рожденные в СССР» на канале «Ностальгия» добавлял: - Все же было, правильно. Портвейн, «три семерки» особенно.

Мама была не сильно-то рада тому, как Сергея затягивает музыкальная жизнь.

- Мама мне говорила: «Сережа, что ты делаешь? Подумай, ты будешь через несколько лет ходить в галстуке, с портфелем, у тебя будет чистая работа. А что танцы тебе дадут?»

Однако, признавался Дроздов, изначально у него была большая мечта выйти на большую сцену. А вот что касается образования, он его все же получил, заочно окончив дирижерско-оркестровое отделение Института культуры в Тамбове, куда перебрался после свадьбы. К слову, происходило это параллельно с гастролями «Синей птицы», потому рефераты Дроздову писала в библиотеке его беременная жена Ирина.

Менял цеха на мебельной фабрике, чтобы успевать петь

Параллельно с танцами участники начинающего гомельского ансамбля работали слесарями на Гомельском деревообрабатывающем комбинате. Проще говоря, это была мебельная фабрика.

- Я работал в каждом из цехов меньше месяца - бегал из цеха в цех, - признавался Сергей о своей юности - 16-17 годах. - Мне хотелось играть. И наш завклубом бегал из цеха в цех, и просил, чтобы меня взяли, хоть кем-нибудь. Все это тяжело: репетировать, играть на танцах, да еще и работать.

Молодой Дроздов. Фото: кадр видео "Россия 1"

Молодой Дроздов. Фото: кадр видео "Россия 1"

Ансамбль фанерно-спичечного комбината назывался «Мы, вы и гитары». Дроздов говорил, что в группу его позвали еще во время учебы в гомельском музучилище имени Соколовского – вероятно, речь идет о 1972 году:

- Там меня нашли музыканты и предложили стать гитаристом.

- Да, основной костяк ансамбля – выходцы из Гомеля. Мы выросли на «Песнярах», белорусском ансамбле. Наша группа была чисто дворовой. Кроме меня, профессионально освоившего балалайку, никто больше музыкального образования не имел, - в интервью «Аргументам недели» Дроздов так описывал тот период.

Вскоре – в связи с уходом бас-гитариста - он перешел на бас-гитару (к слову – Hoffner), со временем стал петь. Репертуар с одной стороны был от Good Golly Miss Molly группы Creedence Clearwater Revival , а с другой…

- Мы играли на танцах, причем больше всего - «Песняров», которые тогда как раз «выстрелили», - говорил сам Сергей Александрович о своем репертуаре тех лет. Называл он и песню «Лошади» московского ансамбля «Коробейники».

Было и такое признание Дроздова в интервью «Аргументам недели»:

- Играли на танцах всякую ерунду, но пели здорово, подражая «Песнярам», на семь голосов.

Первым большим городом для Дроздова стал Минск

Гомельчане постоянно участвовали в различных конкурсах, имели определенный успех.

- Раньше же не было, как сейчас, тусовок. Раньше были конкурсы, - вспоминал Дроздов. - Это, конечно, была работа в свое удовольствие, но если бы за это еще и денег давали. Мы хотели работать на профессиональной сцене, а не в самодеятельности!

Ансамбль принял участие во Всесоюзном конкурсе «Алло, мы ищем таланты». Молодые самодеятельные еще артисты прошли все этапы: район, город и область проблемы не составили, успех был и на республиканском этапе в Минске.

- Мы ездили на конкурс «Алло, мы ищем таланты» в Минск, где заняли первое место, опередив популярный тогда столичный ансамбль «Зодчие», - вспоминал Сергей Александрович, а в интервью телеканалу СТВ добавлял: - Это было в ДК Тракторного завода. Вот, это первое было. И на этом конкурсе даже были «Песняры».

Артист делился юношескими впечатлениями от Минска:

- Минск – это же столица, красивейший город. Это что-то большое! Я еще тогда в Москве не был не разу. И Минск – это было супер!

Кстати, к тому моменту «Мы, вы и гитары» сменили название на «Голоса Полесья». Кроме того, конкурсное выступление в Минске стало для них последним в оригинальном составе. А в итоге ансамбль стал-таки лауреатом всесоюзного творческого состязания.

На прослушивании пел «Песняров», но впечатлил не этим

Как раз в это время (на последних этапах конкурса) и сложился прообраз «Синей птицы». Будущий художественный руководитель ансамбля, саксофонист Роберт Болотный, участник московского ансамбля «Коробейники», однажды приехал на родину – в Гомель. Там Роберт Аронович встретил давнего приятеля - звукорежиссера Алексея Кулика, который и посоветовал послушать любопытный ансамбль при деревообрабатывающем комбинате «Мы, вы и гитары». Хотя пели они сплошь взлетевших уже на Олимп «Песняров». Но «зацепил» Болотного не репертуар, а дуэт вокалистов Сергея Дроздова и Юрия Метелкина, чьи голоса каким-то особенным образом сливались, а также барабанщик Борис Белоцерковский.

- Когда я услышал голоса этих ребят, сразу понял, что это то, что нужно. Они пели красиво, очень кайфово. У Дроздова с Метелкиным получался необыкновенный совместный тембр. А такого тембра, как у Дроздова, ни у кого из солистов ВИА того времени не было, - говорил Роберт Болотный в интервью «Миру новостей», опубликованном на сайте «Вокально-инструментальные ансамбли в СССР».

Именно они (хотя поначалу не хотели покидать родной коллектив, но все-таки выйти из статуса самодеятельности было заветной мечтой) вместе со звукорежиссером Куликом и вошли в первый состав ансамбля «Синяя птица». Также там были гомельчане братья Болотные: Роберт – художественный руководитель и Михаил – руководитель музыкальный. Присоединилась, помимо других музыкантов, и певица Евгения Завьялова, которая в свое время участвовала, как и Роберт Болотный, в оркестре Эдди Рознера при гомельской филармонии – последнем советском коллективе джазмена.

- Мы рвались уехать [из Гомеля]! – признавался Сергей Дроздов.

Молодой Сергей Дроздов в составе "Синей птицы". Фото: кадр видео tv-tambov.ru

Молодой Сергей Дроздов в составе "Синей птицы". Фото: кадр видео tv-tambov.ru

Дроздов спел первую пластинку в одиночку из-за случайности

Правда, отъезд случился попозже. Сначала ансамбль на некоторое время пристроили в гомельский ресторан. А уж потом благодаря связям братьев Болотных – в Горьковскую филармонию (то есть в нынешний Нижний Новгород). Там новый ансамбль получил название «Современник», но из-за непониманий с администрацией филармонии осенью 1975-го коллектив переехал в Куйбышев (нынешнюю «Самару») и, по предложению Роберта Болотного, стал называться «Синей птицей».

- [Рома Болотный] был нас лет на восемь старше, человек уже опытный, поэтому и стал нашим «толкачом» на большую сцену, - говорил спустя годы Дроздов.

К моменту переезда в Куйбышев у ансамбля уже был записан миньон на Всесоюзной фирме грамзаписи «Мелодия». Вышла пластинка, на которой были записаны песни «Слова», «Только море», «Клен» и «Родина», где-то в феврале 1976-го.

Причем «Клен» попал туда волею случая. Худсовет «Мелодии», что называется, «зарубил» песню Теодора Ефимова «Мы от любви зависим», и братья Болотные стали спешно искать замену. Ей и оказался «Клен», который передал Михаилу Болотному автор музыки Юрий Акулов. «Вставьте эту песню, а то у вас весь диск зарубят», - вспоминал сказанное ансамблю на «Мелодии» Сергей Дроздов.

- И каково было, когда прошло всего две-три недели, и этот «Клен» уже звучал из каждого утюга, каждого окна, - говорил Роберт Болотный каналу «Россия 1» - Калининград».

Четыре песни на миньоне должны были поделить на двух вокалистов – Метелкина и Дроздова, но все записал последний: Метелкин на запись прибыть не смог. К слову, самый юный участник ансамбля – ему было 19 лет. И, говорят, пел с температурой.

- Знаете как записывали? Серега Дроздов приехал и за 20 минут все спел. Рыжиков (редактор студии «Мелодия» Владимир Рыжиков – Ред.) на него посмотрел: «Вот, блин, «прыщавый Синатра»!» - рассказывал Роберт Болотный изданию «Мир новостей».

Дроздов слышал на своих записях белорусский акцент

Вообще, о голосе Сергея Дроздова высказывались многие участники «Синей птицы».

- Он приходил, просто брал микрофон и с первого дубля записывал. Очень талантливый, - говорил участник «Синей птицы» Юрий Банковский на канале «СОВА». – Великолепный музыкант. Знаете, есть такое выражение: от Бога. Вот он музыкант от Бога.

А еще Банковский добавлял:

- «Синяя птица» - Сергей Дроздов. Не было бы Сергея Дроздова, вполне возможно, что не состоялся такой коллектив, как «Синяя птица», потому что его голосом записаны все шлягерные песни. И все композиторы, которые приносили нам свои песни, они хотели, естественно, чтобы пел он. То есть было целевое: будет он петь – мы дадим вам свою песню. Да и руководители наши Роберт и Михаил Болотный прекрасно понимали: в исполнении Сергея Дроздова песня имела большой шанс на успех. Так, в общем-то, оно и было. И почти все песни в концерте пел Сергей.

- Все, что было исполнено «Синей птицей», большинство песен, они стали популярными, потому что очень здорово было исполнено. Плюс, конечно, музыка красивая, аранжировки. И самое главное – исполнение, - отмечала экс-солистка ансамбля Евгения Завьялова. – Сережка тоже очень лиричный, но у него настолько прямо глубоко в душу голос [западал], и его манера такая необычная, неповторимая. И поэтому он просто мега-звезда. Много было: и Зверович хороший вокалист, были вокалисты неплохие. Но так как пел Сережа Дроздов…

- Феноменальные вокальные данные Сергея Дроздова. У него был, что называется, «голос с биографией», мгновенно запоминающийся, эксклюзив. И тембр феноменальный - таких голосов больше просто не было, - говорил Дмитрий Галицкий, пианист и вокалист ансамбля, в интервью «Миру новостей», опубликованном на сайте «Вокально-инструментальные ансамбли в СССР».

А Сергей Дроздов отмечал, что у него «фишка» - не голос, а тембр, а также отмечал влияние Мулявина. И добавлял о своих первых записях:

- На первых пластинках у меня даже характерный акцент есть - я когда слышу эти записи, улыбаюсь.

"Синяя птица". Фото: Архив Роберта Болотного / Архив "КП"-Калининград

"Синяя птица". Фото: Архив Роберта Болотного / Архив "КП"-Калининград

В Минске выступал по три раза в год

Сергей Александрович рассказывал телеканалу СТВ о выступлениях «Синей птицы» в Беларуси.

- Мы начинали в 1975 году. Дворцы спорта здесь были, вообще много концертов было. Я думаю, в год мы раза по три были в Минске.

А о белорусах Дроздов говорил так:

- [В Минске], мне кажется, добрые люди. Так же, как и в Гомеле, так же вообще во всей Беларуси. Они очень добрые отзывчивые. Потому что я и сам белорус!

Дроздов спел «Я иду тебе навстречу» так, как сказал Юрий Антонов

Сергей Александрович отмечал, что «Синей птице» многое дало сотрудничество с Юрием Антоновым, карьера которого начиналась в Беларуси – в Молодечно и Минске (здесь 21 неожиданный факт о связи с Беларусью Антонова, а тут о том, как 60 лет назад Юрий Михайлович начал карьеру в Минске). Так, едва ли не первый телеэфир был с песней «Москва», написанной Антоновым.

Но все было взаимно, ведь и ансамбль с белорусскими корнями на какое-то время подставил плечо оставшемуся без состава композитору и певцу, выступая с ним как аккомпанирующая группа. Тогда Антонов, «Синяя птица» и еще один ансамбль «Бузуки» в легкую собирали стадионы.

- Мы полгода ездили с Юрой, играли концерты на стадионах. Вживую. И не хуже, чем «Аракс». В этих поездках родилась идея сделать вместе пластинку, - говорил Дроздов.

Так ансамбль первыми спел новые песни Антонова «Белый теплоход», «Я иду к тебе навстречу», «Дикие лошади». А итогом сотрудничества стал концертный альбом «Синяя птица» в Лужниках», вышедший в 1983 году.

8 из 10 песен на нем принадлежат композиторскому перу Юрия Антонова: «Белый теплоход», «До свадьбы заживет», «Берегите женщин», «Я иду к тебе навстречу», «Цветные звуки», «Дикие лошади», «Москва», «С тобой хорошо мне». Также, как следует из конверта винила, Антонов сделал все аранжировки, на самом же концерте в Лужниках играл на стрингсе, электропиано, электрооргане, бубне. А на концертах «Синяя птица», по воспоминаниям поклонников, также исполняла «Вот как бывает», «Жаль мне, конечно» и «Жизнь», написанные Юрием Михайловичем.

"Синяя птица" с Юрием Антоновым. Фото: кадр видео НТВ

"Синяя птица" с Юрием Антоновым. Фото: кадр видео НТВ

- Юрий не жесткий, но требовательный человек, - рассказывал «Аргументам недели» Сергей Дроздов о работе с Антоновым. – Он не импровизирует в студии, всегда заранее знает, где и как нужно сыграть, и требует этого от музыкантов. Помню, записывали вокал в «Я иду тебе навстречу». Антонов мне постоянно повторял: «Сережа, больше чувства! Больше секса!» И добился того, что я спел так. как ему хотелось! Психологически, конечно, тяжело записываться, когда такой авторитет давит…

К слову, намного позже после записи этого диска и сотрудничества с «Синей птицей» эти песни стал петь и сам автор, дав им новую жизнь.

Считал, что «Песняры» - это явление

Сергей Дроздов говорил, что советские ВИА общались между собой и особой конкуренции не ощущалось. В частности, с «Песнярами» и их руководителем Владимиром Мулявиным. Да и своими кумирами в музыке Дроздов называл «КП»-Тула» The Beatles, Rolling Stones, добавляя:

- А из наших – «Песняры».

В интервью на радио «Говорит Москва» голос «Синей птицы» отметил:

- «Песняры» - это не ВИА. Это явление!

В интервью телеканалу СТВ Сергей Александрович так говорил о Мулявине:

- Я очень счастлив, что с ним знаком был. Мы общались на равных.

- Мы учились на песнях ВИА «Песняры» - это наши учителя, - делился Сергей Александрович. - Мы их творчество знали от корки до корки. Уже в 1982 году, когда мы стали широко известными, когда «Песняры» были суперкомандой, мы встретились в городе Рыбинске. И только тогда познакомились и стали в дальнейшем общаться.

А после смерти Владимира Георгиевича в 2003-м Сергей Дроздов говорил, что во время гастролей в Минске у него перед концертом «или отдых, или я еду к нему [Мулявину на могилу]».

Дроздов был связан с Беларусью после ухода из «Синей птицы»

После ухода из «Синей птицы» в конце 1980-х, после «лихих 90-х», когда стояла задача выжить, а не думать о музыке, талант, былая популярность, авторитет в эстрадной среде не прервали личные связи Сергея Дроздова с Беларусью. Так, рассказывали организаторы концертов, Сергей Александрович в каждый свой приезд в Беларусь, пока была жива мама, старался заехать к ней на Гомельщину.

А после возвращения на сцену Дроздова и «Синей птицы» в нулевых восстановились и творческие контакты. К примеру, еще в репертуаре легендарного ВИА звучали песни «Май» и «День как день» Михаила Болотного, «Влюбленный гном» Сергея Левкина на стихи минского поэта Олега Жукова, первого соавтора Юрия Антонова еще в минский период последнего. Его перу принадлежат шлягеры «О добрых молодцах и красных девицах», «Жизнь», «Мой путь прост», «Не гаснут костры», а еще русский текст песни «Люди встречаются».

Сергей Дроздов перед выходом на сцену.

Сергей Дроздов перед выходом на сцену.

Фото: Николай КРИВИЧ

Тот самый минчанин Жуков написал четыре песни, которые пел Сергей Дроздов на новом этапе своей карьеры. Прежде всего, это написанная в 2001-м самим Сергеем Александровичем песня «Нам снова 25», звучавшая и на его концертах, и в творческих вечерах Олега Владимировича. Она была словно квинтэссенцией того ностальжи, в жанре которого работал артист.

А свою песню «Пиши, звони» Сергей Дроздов подарил белорусским друзьям – народным артистам республики Александру Тихановичу и Ядвиге Поплавской. Как рассказывал в интервью тамбовскому радио музыкант Олег Завьялов, который последние годы работал с Дроздовым, автор отдал этот номер в собственном исполнении под гитару и разрешил дуэту сделать этот номер так, как они его видят.

Лечился от рака в Минске

Об онкологии Сергей Дроздов заговорил за пять лет до смерти – в 2007-м.

- У него мама умерла, мы когда ехали обратно на поезде, и стоим в тамбуре с ним, а он мне и говорит. «Ты знаешь, малыш, я, наверное, умру от рака тоже», - вспоминала в программе «Сергей Дроздов. Послесловие» вдова певца Ирина Дроздова. - Бабушка умерла от рака, мама от рака, дедушка от рака, дядя от рака…

При этом, говорила она, о том, чтобы бросить курить, артист и слышать не хотел:

- Я его просила перейти на более слабые, и то он не соглашался.

В феврале 2012-го популярный музыкант узнал о том, что болен раком легких в последней стадии. Буквально сразу отменилось и выступление Сергея Дроздова в Минске на 8 марта 2012-го. Тогда сообщили о его госпитализации в Москве с острым бронхитом и двухсторонней пневмонией.

Но в Минск артист еще приехал – тут он лечил свой недуг. Вспоминая о лечении певца, поклонница из Беларуси Антонина Корнеева говорила в программе «Сергей Дроздов. Послесловие», что помогала пройти обследование и лечение в минском институте онкологии:

Дроздов выходил на сцену, что называется. до последнего.

Дроздов выходил на сцену, что называется. до последнего.

Фото: Елена ТИМОШИНА

- И когда ему (Сергею Дроздову – Ред.) химию капали, я была в больнице с ним. И он еще анекдоты рассказывал. Вы представляете? И еще был истерический смех у всех.

О его чувстве юмора, которое, как и музыка, концерты, помогали Сергею Дроздову до последнего бороться с коварным недугом, рассказывали все его друзья и близкие. Однако болезнь оказалась сильнее: артиста не стало 18 ноября 2012 года. Он похоронен в Тамбове. Там же, на доме по улице Набережная, 14А, где жил артист силами его поклонников и местных властей появилась мемориальная доска. На ней слова «Там, где клен шумит над речной волной…» - главной песни с того самого дебютного миньона, записанного вскоре после отъезда Сергея Дроздова и других музыкантов «Синей птицы» из белорусского Гомеля.

Тем временем незрячий певец Даниил Савеня победил в третьем сезоне белорусского телепроекта «Фактор.by», спев «Живой» Шамана и «Седую ночь» Юры Шатунова.